Воспоминания о войне

Да разве об этом расскажешь,
В какие ты годы жила...

 

Малахова Ф.И.

Отрывки из записей Малаховой Ф.И.

...Вот был страшный момент, когда стали забирать мужиков и принесли повестку. На заре и он стал собираться на войну. Починил сапоги и хотел привезти соломы с поля на топку да на мельницу съездить. И не успел.

Проводила его из дому рано утром, когда три малютки-дочки крепко спали. Но при шуме и голосьбе Шура услыхала, вскочила и бегала на село провожать в Шаталовку. И там все мужики ночевали…

 

...Когда мы провожали со двора отца, и он пошел из хаты, мы, я и донька закричали. Он нагнулся, где лежали спокойно три головки, спали, он наклонился к ним, последний раз поцеловал их и зарыдал, как ребенок. И мы выли.… По всему селу был крик и голосьба, и крик петухов. Даже собаки лаяли: чуяли тревогу...

Но вот заря, потом утро. Я встала, приготовила, накормила детей, оставила их дома и пошла. Долго ждали, потом сказали: «Едут!» И побежали все ко второму магазину. И вот показался обоз лошадей, а рядом мужики и бабы, и дети, а взад и конца не видать. И такое было зрелище! Я не думала, что это наяву, а просто сон или страшное виденье: такой шум, плач, рыдания! Прощались отцы, дети, матери. Солнце стояло высоко, вроде и не двигалось. Жарко. На лицах и пот, и слезы катились по щекам. Потом я увидела своего Василия, и он меня увидел около второго магазина. Повстречались. Он взял меня за руку и спросил: «Ну, как ночевали? С кем же дети? А почему ты их не взяла сюда? Да ты бы молочка вынесла, мне пить хочется». Я на все ему ответила: «Всю ночь не спала». Потом дошли до кильдима, зашли. Он купил, пива выпили. Потом взял конфет: «На - детям дашь, а то без меня не купишь». И пошли дальше. А от людей и стать негде: со всего района. Такой шум, такой крик: думается, земля стонет от этого великого ужаса...

...Вот наступила тяжелая жизнь. Осталась я, как птица одинокая. С детьми выйду на огород, гляжу по сторонам – все то же: солнце одинаково греет, звезды на небе мерцают, вся природа та же, и люди те же, но жизнь изменилась…

 

Ряполова Е.С.

 

Отрывок из воспоминаний Ряполовой Е.С.

...Самое главное сейчас – это труд. Все не сговариваясь, потянулись к правлению. Наряд на работу впервые раздали с вечера. Вот и решился вопрос о звеньевой сам собой. Не время теперь думать. Время работать. Убирать хлеб, готовить поля к зиме, слушать сводки с фронта.

Вести с фронта шли неутешительные. Душа рвалась от невыносимого горя. Работа обрела какой-то особенный смысл, глубину. Хотелось собрать каждое зернышко, чтобы кормить солдат. Ведь солдатом станет и отец…

...И остались в колхозе женщины да председатель, и поля, которые не бросишь. Душа не позволит. И выводила звеньевая своих работниц с лопатами, копали с утра до позднего вечера, так как не на чем было пахать. На быках вспахали, где поля поровнее, а где низинки да неудобства – быков жалели, лопатой подправляли. Мало быков. Беречь их надо. Только себя не берегли женщины, не думали о себе. Да и кто в это время берег себя? Силы и душу отдавала русская женщина, чтобы помочь мужу, сыну, брату, а значит – фронту. Умеет наша женщина быть мудрой, умеет жалеть и сострадать...

...А раз уж проклятые нелюди пришли на землю нашу, то не видеть им добра и победы здесь. Не топтать им сапожищами земли русской. Не победят они страну, где вместо ушедших мужчин остались одни женщины и дети. Убирали те же площади в колхозе, только без техники у мужей. Засыпали на току, не могли стоять от усталости и падали на кучи с зерном, мгновенно заснув. Затихала работа часа на два, а потом было самое трудное – разбудить людей. Дети и старики заступали на смену женщинам. Каждый знал, что победа придет...

 

Климова В.И.

Отрывок из воспоминаний Климовой В.И.

...1940 год. Закончила школу. Мечтала учиться дальше. Но война перечеркнула всё...

...В 1941 году, в самом начале войны погиб отец, а в 1942 году умерла и мать. В этом же году я ушла на фронт добровольцем. Моей семьёй стали врачи, медсёстры и раненные госпиталя №4948 войсковой части 57258…

..Воевала на многих фронтах. Участвовала в освобождении Воронежской, Курской областей. И здесь была ранена: подорвалась на мине. Госпиталь. Глухота—последствия контузии. Подлечилась и снова возвратилась в свою часть…

..Тяжело было пережить гибель подруги Капитолины, которая ценой собственной жизни спасла жизнь мне. Голубые глаза подруги, её рывок за плечо, чтоб закрыть собой, её крик: “Нет!”, навсегда останутся в моей памяти…

...Но жизнь продолжалась, и война продолжалась. И снова кровь, стоны раненых, смерть...